Гари Линекер быстро поправился: конечно, Клаудио Раньери имеет огромный тренерский опыт, но это назначение, по мнению ведущего Match of The Day, «невдохновляющее». Пресса предвкушала возвращение местного «бога» Мартина О`Нила. В качестве другого варианта рассматривался молодой и энергичный Нил Леннон: еще один человек из прошлого, отменно проявивший себя на первых этапах тренерской карьеры. Имя Раньери прозвучало как взрыв из прошлого: 11 лет с момента увольнения итальянца из Челси Клаудио на Туманном Альбионе вспоминали только из-за его трудностей в английском языке.

О Раньери, правда, вскользь заговорили осенью прошлого года, когда итальянца с позором уволили из греческой сборной. Первая попытка специалиста поработать на уровне национальных команд увенчалась провалом. Проблемы греческого футбола глубже результатов сборной, но здесь Клаудио достиг непозволительного дна — домашнее поражение от Фарерских островов и одно очко в четырех стартовых матчах. Увольняя Раньери, президент местной Федерации просил прощения за то, что ему пришло в голову пригласить экс-наставника Ювентуса, Ромы и Валенсии в страну.

Последнее воспоминание всегда самое острое, но Раньери повезло, что его результаты в Греции мало кого волновали на родине футбола. По крайней мере, не послужили аргументом для владельца Лестера Вишая Шривадданпрабха — в конце концов, это был первый подобный опыт для 63-летнего тренера, имеющего, по большей мере, неплохие результаты на клубном уровне. Скепсис в его отношении связан не с этим, а с общим реноме Раньери, что особенно остро ощущается в Англии.

«Один из самых милых людей в футболе». Так подтверждает общее впечатление от итальянца Харри Реднапп. Раньери выходил в полуфинал Лиги чемпионов с Челси в первый год правления Романа Абрамовича- спасал заранее похороненную Парму от вылета из Серии А- поднимал переживший скандальное понижение в классе Ювентус на третье место- едва не выиграл скудетто с Ромой- стал вторым во Франции, прежде вернув обогатившийся Монако в элиту. Солидно, правда? При этом слово «почти» крепко вяжется с карьерными достижениями Раньери: он очень умело собирал свои коллективы, но побеждать с ними приходилось другим специалистам — чуть более наглым и задиристым. Клаудио всегда позволял себе быть легкой мишенью как для коллег, так и для критиков в прессе.

В течение 11-ти лет, что прошли с момента его отъезда из Англии, Раньери получил всего одно предложение вернуться — три сезона назад на него выходил Вест Бром. Малая популярность итальянца среди руководителей футбольных клубов неслучайна и была создана в годы его работы в Челси. Клаудио попрекали за бездумные гадания с составом и не видели в нем харизмы. И худшее, что могло произойти в этом случае — приглашение на его место Жозе Моуриньо.

Контраст был разителен буквально во всем: Челси возглавил менеджер, который сам манипулирует прессой и четко знает, чего хочет от команды. Челси превратился в механизм, а вместо «почти» получил несколько трофеев. «Вот таким должен быть тренер большого клуба» — не умаляя организационных заслуг Раньери, публика указывала в сторону Моуриньо. Очевидно, то сравнение сильно сказалось на будущем итальянца: в последующие годы амбициозные клубы будут отказываться от него перед началом самого интересного.

В Роме Раньери сам создал отличную возможность для того, чтобы отомстить Жозе и перевернуть историю с ног на голову. Португалец ядовито реагировал на упоминания коллегой своего имени: «Ему почти 70, но он выиграл только Суперкубок Европы и еще один мелкий трофей», — говорил Моуриньо о 57-летнем Раньери. Римляне внезапно навязали борьбу за скудетто тому самому Интеру, но упустили возможность. Жозе оформил исторический требл, а Клаудио, по неприятной традиции, пошел на спад во второй год в команде. Раньери увольняли со всех его мест работы, а после Челси он ни разу не проработал в клубе больше двух сезонов. Его настоящая тренерская слабость — ухудшение результатов во второй год после отменного начала сотрудничества.

В Лестере так далеко не заглядывают — сейчас они приглашают в свои ряды, в первую очередь, опытного специалиста, имеющего практику в борьбе за выживание в Серии А. Другая мотивация руководства Лис касается желания пригласить на место менеджера человека, полностью противоположного уволенному Найджелу Пирсону. Ситуация с «моральным обликом» всегда отдает лицемерием, особенно если учитывать, что в последний раз лицо Пирсона (пусть и усилиями сына) было утеряно в Таиланде. Тем не менее если вопросы этики имеют для владельцев значение хотя бы на цивилизованной, западной стороне, то они пригласили нужного тренера. Раньери определенно не станет силовым приемом укладывать на газон игрока соперников и называть «страусом» журналиста на пресс-конференции. Он, в общем, и не знает, как это слово звучит по-английски.

Клаудио снова столкнется лицом к лицу с Моуриньо, существованием которого, похоже, определяется успешность его тренерской карьеры. Теперь не в роли прямого конкурента, что только к лучшему. Лестер пошел на рискованный и не

самый «вдохновленный» шаг, спровоцировав «взрыв из прошлого». Клаудио Раньери возвращается на Туманный Альбион, но теперь перед ним стоит задача, в реализации которой слово «почти» совсем неприемлемо.